Загородные дворцы во Франции в XVII веке

В развитии дворцово-парковых ансамблей две французские загородные резиденции — Шантийи и Во-ле-Виконт — сыграли историческую роль. В старинном замке Шантийи в 1661 году принц Конде устроил грандиозный праздник в честь Людовика XIV. На короля торжества произвели столь сильное впечатление, что он был готов приобрести Шантийи, но Конде это предложение отклонил. В августе того же 1661 года влиятельный министр финансов Франции и богатейший человек страны Николя Фуке также устроил пышные празднества в честь короля в своём поместье Во-ле-Виконт. Отношение короля к министру было негативным, и праздник устраивался для того, чтобы вернуть расположение Людовика, но эффект был обратным. Поражённый неслыханной роскошью дворца и изяществом парка с разнообразными садовыми затеями, Людовик лишь укрепился в желании как можно скорее избавиться от министра.

Неудача с покупкой Шантийи и роскошь Во-ле-Виконта сподвигли Людовика к строительству Версаля: короля не устраивал ни двор в Сен-Жермене, ни жизнь в Париже; он был настроен создать новую загородную резиденцию, достойную короля Франции. Из конфискованного имения Фуке в Версаль переместились многие парковые скульптуры, картины и предметы мебели. Но самое важное — Людовик XIV пригласил для обустройства Версаля тех же людей, что работали в Во-ле-Виконте: архитектора Луи Лево, садового архитектора Андре Ленотра и художника по интерьерам Шарля Лебрёна.

Во-ле-Виконт, совместное творение Лево, Лебрена и Ленотра, строился в 1658—1661 годах и стал ярким примером нарождавшегося национального французского стиля, получившего название «классицистического барокко». Планировка дворца восходит к итальянским барочным виллам. На одной оси расположены вестибюль и овальный зал, выступающий в сад. Планировка жилых помещений — анфиладная; ей не следуют только помещения в крыльях дворца. Здание расположено на искусственном острове в саду, который одновременно подчёркивает дворцовую часть ансамбля и образует связку с парком. Сад Во-ле-Виконта по своей планировке напоминает Люксембургский сад, но главная перспектива получила развитие за пределами сада — были обустроены аллеи, её продолжавшие. Другим новшеством было устройство широкого партера, невысокими террасами спускавшегося к пруду и симметрично поднимавшегося за ним, и связность центрального партера с партерами, расположенными по бокам от дворца.

Версаль стал вершиной в создании дворцово-парковых ансамблей и уникальным явлением в истории архитектуры. Людовик XIV ставил задачу создать не просто королевскую резиденцию, а место, в котором бы не ощущалось наличие иной силы, кроме короля; место, за пределами которого как бы ничего и не существовало. Версальский парк раскинулся до линии горизонта; он и сейчас является одним из самых больших парков в мире. В процессе его строительства был проделан огромный объём работ: например, всё мелколесье на месте парка вырубили для посадки деревьев благородных пород. Андре Ленотр мастерски использовал рельеф местности — почти плоский, с незначительным перепадом высот — для создания торжественной картины, а также впервые применил широкие радиальные аллеи, которые связали большие пространства в единое целое. Центральная перспектива воспринимается бесконечной за счёт постепенного понижения глубоких и невысоких террас, которые завершаются бассейнами с фонтанами. На удалении от дворца устроен газонный партер, не имеющий себе равных в садовом искусстве, — «Зелёный ковёр», широкий и протяжённый; ещё дальше — в самой низкой точке парка — вырыт Большой канал протяжённостью около 2 км. Зеркало канала является кульминационной точкой перспективы от дворца.



В символике Версаля ведущую роль играют мотивы бога Аполлона, с которым отождествляется «Король-Солнце». Орнаментальный «лик Гелиоса» украшает интерьеры дворца; один из главных фонтанов — «колесница Аполлона», другой — «Латона», мать Аполлона, в третьем — дракон, поражённый стрелой Аполлона.

Несколько монотонный, сдержанный декор Версальского дворца с мотивами итальянского Ренессанса подчёркивает протяжённость здания и его монументальность. При перестройке прежнего здания Жюль Ардуэн-Мансар обустроил зеркальную галерею, выходящую в сад. Впоследствии подобные галереи стали почти обязательным интерьером в дворцовых постройках. Версаль задал программу-максимум для строительства барочных аристократических резиденций во Франции: трёхчастное деление дворца, средняя часть которого выступает в сад; наличие парадного двора; во дворце обустраиваются дворцовая церковь и театр; использование ионического ордера; анфиладная планировка залов; архитектура и интерьеры дворца находят своё продолжение в парке.

Художественной сущностью Версаля является архитектура сада, выраженная через постоянную смену перспектив, радующих взор, торжественных картин и просторных видов, растворяющихся вдали, игру ближних и дальних планов.



Пышные версальские праздники, бесконечной чередой проводившиеся Людовиком XIV, произвели сильное впечатление на Европу. Версальский двор считался наиболее блистательным; ему стали подражать при дворах многих европейских монархов. Монархические резиденции с конца XVII века строились под несомненным влиянием Версаля, однако копировать его практически не пытались: это была невозможная задача не только в силу колоссальности затрат, но и потому, что в других странах Европы ощущался недостаток архитекторов, способных реализовать подобный замысел. Версаль остался единственным в своём роде архитектурным ансамблем, непревзойдённым памятником царствованию «Короля-Солнце» и наиболее ярким архитектурным выражением идеи абсолютизма.

Людовик XIV любил строить; король для своих фавориток в окрестностях Парижа возвёл Кланьи и Марли. Марли был выдающимся ансамблем; в нём были повторены некоторые архитектурные идеи Версаля: раскрытие протяжённой главной перспективы, устройство больших центральных бассейнов как главного украшение сада и радиальных аллей как связующего элемента сада.

До того, как окончательно увлечься идеей Версаля, Людовик XIV в 1660-е годы занимался переустройством дворца и садов Тюильри. Дворец Тюильри был разрушен во времена Парижской коммуны, но сады в целом сохранили планировку середины XVII века с широким партерным садом и эффектными перспективами.

Все перечисленные дворцово-парковые ансамбли связаны с именем Андре Ленотра, величайшего садового архитектора XVII века; творчество Ленотра и его школы составляют целую эпоху в садово-парковом искусстве. Он довёл до совершенства принципы устройства регулярных парков и стал первым, кому удалось разрешить проблему разбивки обширных парков на равнинной местности.

С 1662 года по приглашению принца Конде Ленотр работал над перепланировкой Шантийи, растянувшейся на 20 лет; рощи вокруг замка были превращены в регулярный парк. Шантийи является примером того, как при помощи незначительных изменений естественного ландшафта и того, что было обустроено предыдущими поколениями садовых мастеров, можно было добиться впечатляющих визуальных эффектов.

Особняком среди французских резиденций эпохи классицистического барокко стоит Сен-Клу. Андре Ленотру и Жюлю Ардуэн-Мансару, занимавшегося перестройкой дворца для герцога Орлеанского, пришлось считаться с планировкой, существовавшей с XVI века. Сен-Клу являлся редким примером асимметричной планировки барочного дворцово-паркового ансамбля; в нём проглядывают зачатки будущих пейзажных парков. Дворец Сен-Клу не сохранился, разрушен в 1870 году.


2329292714584610.html
2329369229065116.html
    PR.RU™